Экология, человек, общество



Сочинский тупик

Участие бизнеса в олимпийской стройке всегда преподносилось властями как доказательство их организаторского таланта — мол, бремя расходов на подготовку к играм ляжет не только на бюджет, но и на частные компании, которые впоследствии смогут отбить вложения за счет эксплуатации созданных объектов. Но чем ближе официальный старт Олимпиады, тем очевиднее, что все это не более чем красивая теория, а частники, рискнувшие или вынужденные вложиться в строительство сочинских объектов, — заложники положения, которым мало что светит.

На днях «Ведомости» сообщили об ультиматуме, выдвинутом крупнейшими частными инвесторами олимпийского Сочи, в числе которых «Базэл», «Интеррос» и Газпром.

Все они утверждают, что сочинские проекты для них убыточны, а это в свою очередь означает невозможность обслуживать «олимпийские» кредиты «Внешэкономбанка». В связи с этим бизнес просит правительство полностью субсидировать процентные ставки по займам перед ВЭБом и предоставить налоговые льготы. Прежде всего, по налогу на имущество.

Как известно, ранее сочинские инвесторы уже неоднократно пытались привлечь внимание властей к, вежливо выражаясь, неблестящей экономике своих олимпийских проектов.

При этом известная доля вины за происходящее возлагалась на само государство в лице «Олимпстроя», несогласованные действия или дополнительные требования которого приводили к заметному увеличению сметы проектов и сроков их реализации.

Один из многочисленных примеров подобного рода — возведение горнолыжного комплекса «Роза Хутор», который при начальной смете в 800 млн долл подорожал более чем вдвое после того, как застройщика (структуры «Интерроса») обязали построить здесь горную олимпийскую деревню стоимостью около 1 млрд. долларов.

Другая, еще более скандальная история связана со строительством грузового порта в устье реки Мзымты силами ООО «Порт Сочи Имеретинский» (ПСИ), входящим в «Базэл». В общей сложности создание комплекса, который планировалось использовать для перевалки грузов для олимпийских проектов с дальнейшим перепрофилированием в марину, обошлось застройщику в 6 млрд. рублей. Из них 3,8 млрд. рублей — кредиты ВЭБа, расплатиться с которыми в «Базэле» рассчитывали из прибыли от эксплуатации мощностей. Однако из-за решения властей возить олимпийские грузы железной дорогой фактические объемы перевалки через сочинский порт оказались впятеро ниже плановых, жалуются в компании. Перепрофилирование под марину тоже оказалось под вопросом после того, как власти разрешили делать подобный проект в районе сочинского морвокзала государственному «Совкомфлоту».

Попытка «Базэла» отсудить у «Олимпстроя» 3,17 млрд. рублей — сумму, в которую в компании Олега Дерипаски оценили выгоду, упущенную при реализации проекта сочинского грузового порта — буквально на днях закончилась провалом: в конце октября Арбитражный суд Краснодарского края отказал ПСИ в удовлетворении соответствующего иска.

Очевидно, неслучайно, что об «ультиматуме» к «Олимпстрою» со стороны сочинских инвесторов, чьи претензии к госкорпорации в общей сложности оцениваются примерно в 7 млрд. рублей, стало известно сразу после решения краснодарского арбитража.

К помощи судебных инстанций во взыскании задолженности по «олимпийским» кредитам, намерены прибегнуть и в самом ВЭБе. Так уже 2 декабря арбитражный суд Москвы должен рассмотреть иск госкорпорации к ПСИ, «Имеретинской стивидорной компании» и «Олимпстрою» о взыскании 5,025 млрд. рублей долга по выданным ранее кредитам. И это только начало: новые иски к олимпийским заемщикам, скорее всего, последуют уже после окончания Игр, когда наступит срок основных выплат по «олимпийским» кредитами.

Не секрет, что львиная доля этих долгов относится к категории проблемных. Еще летом пресса со ссылкой на председателя правления ВЭБа Владимира Дмитриева сообщила о том, что госкорпорация рассчитывает вернуть лишь около четверти «олимпийских» займов, общий объем которых сегодня оценивается в 241 млрд. рублей. Из них 165 млрд. рублей выданы под гарантии «Олимпстроя», чей гарантийный фонд составляет всего 30 миллиардов.

Если правительство откажет сочинским инвесторам в требуемых ими субсидиях и налоговых послаблениях, с большой вероятностью это будет означать дефолт по значительной части обязательств — и убытки ВЭБа, которые придется покрывать за счет федерального бюджета. По оценкам высокопоставленного источника «Ведомостей» в аппарате правительства, речь может идти о сумме в пределах 135 млрд. рублей — часть кредитов обеспечены залогами из ликвидных активов, которые в этом случае отойдут госкорпорации.

Однако этот сценарий явно нежелателен правительству. Есть большие сомнения в том, что ВЭБ сможет качественно управлять этими активами самостоятельно. При этом выгодно реализовать их на рынке ему будет тоже затруднительно.

В свою очередь, уход частного бизнеса из инвестпроектов в Сочи может поставить перспективы дальнейшего развития местной инфраструктуры и всего города под большой вопрос. В ноябре под председательством Дмитрия Медведева должно пройти совещание о дополнительных мерах поддержки инвесторов, которым еще недавно власти советовали выпутываться из своих проблем самостоятельно.

Оставить ВЭБ без денег тоже не получится. Еще в сентябре «Коммерсант» сообщил о том, что правительство ищет пути срочной докапитализации госкорпорации.

Из-за возможных дефолтов по кредитам, выданным на нерыночных условиях, ВЭБу необходимо привлечь не менее 400 млрд. рублей. Еще около 700 млрд. рублей до 2020 года нужны для того, чтобы госкорпорация смогла и дальше финансировать крупные инфраструктурные проекты, типа Сочи. Минфин поиском средств уже озадачен.

Очевидно, что выбраться из этой сети взаимных претензий и неплатежей вокруг олимпийского Сочи, будет крайне непросто — ситуация, в которой оказалось правительство, пока выглядит тупиковой. Без дополнительных бюджетных расходов сделать это едва ли удастся, но денег в бюджете России на это нет.

В числе прочего это означает, что подводить финальную черту под сметой самой дорогой зимней Олимпиады в истории человечества, до начала которой остается менее трех месяцев, пока еще слишком рано.

Владимир Волков

Комментарии
Добавить

Другие материалы раздела «Расследования»

  • Число зверя
    Единственная в России постоянная группировка ирбиса исчезает. Удивительно, но факт: знакомство ее доминантного самца Монгола с Путиным не спасает снежных барсов от гибели или эмиграции.
  • О «коротком стволе»
    Есть ли причины запрещать человеку защищаться?
  • За что я ненавижу некоторых маркетологов
    AdMe.ru (с разрешения автора) представил крутое исследование товаров с нечестной упаковкой, проведенное IT-специалистом. Сергей Абдульманов, один из основателей компании «Мосигра», прошелся по магазинам и записал свои мысли.
  • Как ГМО стало харамом
    Если вы зайдете в интернет и наберете что-нибудь типа «убрать шлаки из организма», то вам высыплется куча сайтов с предложениями всяких разных приборов, основанных на новейших достижениях средневековой медицины и квантовых открытиях древних китайцев.
  • Дары для Минприроды
    По сведениям, полученным от наших источников на Старой площади, 13 декабря в Минприроды завершила работу комиссия администрации президента России. Проверялось, прежде всего, расходование денег, выделявшихся на исполнение постановления Правительства России «О предоставлении федеральным государственным гражданским служащим единовременной субсидии на приобретение жилого помещения».
  • «Во, блин, у людей работа»
    Олимпийская стройка близится к финалу. Сначала структуры Дерипаски не платили гастарбайтерам. Теперь иностранцев выслали и не платят уже своим. Несмотря на вмешательство президента.
  • Подвал раздора
    Как городские чиновники в погоне за наживой лишают сотню человек возможности заниматься физкультурой.
  • Сочинский тупик
    Участие бизнеса в олимпийской стройке всегда преподносилось властями как доказательство их организаторского таланта — мол, бремя расходов на подготовку к играм ляжет не только на бюджет, но и на частные компании, которые впоследствии смогут отбить вложения за счет эксплуатации созданных объектов. Но чем ближе официальный старт Олимпиады, тем очевиднее, что все это не более чем красивая теория, а частники, рискнувшие или вынужденные вложиться в строительство сочинских объектов, — заложники положения, которым мало что светит.
  • Дети, отдыхающие и не очень. ИЛИ что пришло на смену пионерским лагерям
    Не все знают: премьер-министр РФ Дмитрий Медведев по совместительству еще и «почетный орленок». Это звание было получено им 20 мая 2013 года в детском оздоровительном лагере «Орленок». На шею премьеру повязали треугольный триколор, по форме весьма напоминающий пионерский галстук. В ответ высокий гость произнес прочувствованную речь, которую фиксировали для истории средства массовой информации, разного рода чиновники, представители педагогического сообщества, разбавленные устроителями действа, как писали в добрых советских репортажах, смеющейся детворой.
  • Держится молотком
    Беспокойство берет за судьбу сделанного в России нового олимпийского автобуса и его пассажиров.
  • Туапсинский догхантер
    В Туапсе, на Грознефти массово гибнут от отравления домашние животные. Владельцы собак на пределе. Ведь отравителя они вычислили. Но, по мнению полиции, — состава преступления нет.
  • Дайте нам дышать!
    Новороссийцы отстояли одну городскую рощу, но сейчас под ударом оказался другой зеленый островок.
  • Кубанскому живодеру, поджегшему будку с семью щенками, «впаяли» 10 тыс. рублей штрафа
    Житель станицы Динской решил избавить станицу от дворняг.
  • Сорные стандарты. Или Как ГОСТ стал инструментом для посадки
    Начальник Федеральной службы по контролю над оборотом наркотиков Виктор Иванов выступает с предложением возродить запрещенное поныне промышленное возделывание мака для пищевой промышленности. А я — против.
  • Эффект разорвавшегося помидора
    Весной и летом мы традиционно стараемся есть побольше овощей и фруктов, потому что они свежие, с витаминами и, главное, выращены у нас, а не привезены из далеких земель. Но на самом деле «нашим» овощам и фруктам доверять уже не стоит. Зачастую их выращивают иностранные рабочие на запрещенных удобрениях, а надзором за содержанием в них пестицидов не занимается ни одна государственная служба.

Мы в социальных сетях: